«Ничего личного…»

Во вторник, 29 сентября, издание РБК сообщило со ссылкой на свои источники, что глава Дагестана Владимир Васильев может уйти в отставку до думских выборов 2021 года. Эта новость быстро разошлась в федеральных СМИ, а вскоре в них же прошла информация о том, что Москва видит в качестве нового руководителя Дагестана сенатора Сергея Меликова. Потом эту информацию стали спешно опровергать, но в опровержения мало кто поверил…

Инсайд о том, что главу Дагестана Владимира Васильева вот­вот с почётом выпроводят из занимаемого им кабинета, расположенного на третьем этаже Белого дома Махачкалы, издание приводит со ссылкой на два источника, близких к руководству республики, и на один, близкий к Кремлю.

Особо при этом подчёркивается, что Москва желает сменить Васильева по двум уважительным причинам (проблемы со здоровьем и достижение им в августе возраста в 71 год, что сделало его самым взрослым среди всех прочих глав субъектов страны) и по одной политической – избирательная кампания в Госдуму, запланированная на 2021 год, должна пройти в республике под руководством нового главы Дагестана.

Васильев устами экспертов по региональной политике (Виталий Иванов и Ростислав Туровский) обозначается как фигура, которая изначально назначалась в Дагестан как временная, призванная зачистить местные правящие кланы и быть символом федерального присутствия в республике. Сейчас, полагают эксперты, его миссию можно считать завершённой…

Это же издание назвало одним из кандидатов на смену Васильеву – сенатора от Ставропольского края, экс­замдиректора, экс­полпреда президента России в СКФО  генерал­полковника Сергея Меликова. Характеризуя кандидата, РБК отмечает, что Меликов уже рассматривался в 2017 году на должность руководителя республики (он должен был сменить Рамазана Абдулатипова), но тогда генерал отказался…

Спустя пару часов «Интерфакс» дал новость, что в администрации главы и правительства Дагестана «опровергли сообщения о досрочном уходе Владимира Васильева с поста руководителя региона».

«Глава Дагестана Владимир Васильев работает в штатном режиме. Сейчас он находится в своём рабочем кабинете. Разговоры о его досрочном уходе недостоверны», – процитировал «Интерфакс» источник в АГП, но не назвал его.

Большого доверия заявления из дагестанского Белого дома не вызвали: общественность помнит, как ранее раздавались аналогичные заявления ответственных за информационную политику лиц, и как они в конечном итоге завершались отставкой первых лиц. Под такие заявления Дагестан сначала распрощался с Магомедсаламом Магомедовым (правил с 20.02.2010 года по 28.01.2013 года), а затем и с Рамазаном Абдулатиповым (правил с 28.01.2013 года по 3.10.2017 года).

Рамазан Абдулатипов сожалеет, что Владимир Васильев плохо знает специфику Дагестана

Незамеченным на информационном поле осталось и заявление Юлии Савченко (помощницы Меликова) СМИ, что информацией о назначении сенатора на пост главы Дагестана в Совете Федерации не располагают. (Меликов в Совете Федерации является заместителем председателя  Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера.) Эту же информацию Савченко повторила и корреспондентам «Черновика»: «У нас нет информации о планируемом назначении Сергея Меликова главой Дагестана и какой­либо другой информации о назначениях в Дагестане. Мы работаем по графику Совета Федерации…»

 

Перемен требуют…

 

Основная причина того, почему общество (и выразители мнения общества – социальные сети и комментарии под публикациями СМИ) не поверило в то, что Владимир Васильев сохранит кресло главы Дагестана, а Сергей Меликов на него не претендует – это отсутствие их личных комментариев происходящего. Ни Васильев, ни Меликов лично не заявили о том, что у них не было бесед в администрации президента России, связанных как с прошениями об отставке, так и со «смотринами», изучением подходящих кандидатур на вакантное место.

А насколько известно, «политическая этика» требует от кандидатов в главы субъектов страны не распространяться о своём возможном назначении на должность до выхода соответствующего указа президента Путина. Единственный, кто в своё время нарушил эту этическую норму, был Рамазан Абдулатипов, подтвердивший в 2013 году средствам массовой информации, что указ о его назначении уже подписан.

Напомним, что смена Магомедсалама Магомедова в тот год тоже произошла на фоне многочисленных слухов о скорой его отставке.

Нынешняя история, что примечательно, повторяет почти один в один историю с отставкой в 2017 году Абдулатипова. Тогда тоже примерно с конца сентября стали появляться слухи, что он будет отправлен в отставку, а в числе официальных причин называли возраст: на тот момент Абдулатипов был самый взрослый из всех глав субъектов России. Отставка произошла скоро: 3 октября 2017 года он передал власть назначенному в Дагестан лидеру фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимиру Васильеву и спешно покинул здание Белого дома…

Теперь же, спустя три года, Абдулатипов, видимо, тоже не доверяя официальным сообщениям помощников Васильева и Меликова, свободно комментирует в эфире ресурса «Национальная служба новостей» возможные в Дагестане перемены и даже раздаёт советы.

«Необходимо вернуться к программам, которые были в Дагестане, с учётом реалий республики и самобытности народа. Многие наши недостатки и трудности и в России, и в Дагестане происходят из­за того, что в начале 90­х годов нам была навязана модель развития, которая не соответствует нашим реалиям. Отсюда эгоизм, отсюда потребительство, потворствование животным инстинктам и снижение уровня общественных интересов», – напомнил Абдулатипов в том числе и про свои «приоритетные проекты президента», ознакомиться с содержанием которых за всё время его правления широкой общественности так и не удалось.

Абдулатипов заявил НСН, что «у Дагестана есть хороший потенциал, но его нужно вернуть в спокойное, стабильное русло». Видимо, Васильев, по мнению экс­главы РД, с этим, несмотря на массовые аресты представителей правительственных кругов республики, не справился, поэтому Абдулатипов, сказав о потенциале Дагестана, дополняет: «Васильев… хороший, опытный человек. Но он недостаточно знает регион. В этом его беда».

Но в то же время Абдулатипов подтверждает, что Сергей Меликов находится в числе кандидатов, которым может быть приказано вести Дагестан в светлое будущее: «Надо, чтобы люди поверили во власть. Я, когда уходил в отставку, предлагал Сергея Меликова и ещё нескольких людей. Мы с Меликовым работали, он был полпредом президента на Северном Кавказе, это очень мужественный, патриотичный, очень порядочный человек. Это была бы хорошая кандидатура. Но он тогда отказался, к сожалению…»

Теперь же можем предположить, что ситуация изменилась. И если будет просьба президента России Владимира Путина к сенатору Сергею Меликову стать губернатором, то восприниматься она будет как приказ Верховного главнокомандующего Путина генералу Меликову приступить к работе в «регионе со сложной оперативной обстановкой».

Отметим, что 27 сентября 2017 года (почти ровно три года назад) РБК также со ссылкой на два источника в дагестанском Белом доме и два – в Кремле сообщало о Меликове как о возможном кандидате на должность главы республики. Но тогда он (думается, это было сделано в дипломатической манере) отказался.

Теперь же думаем, что он согласится. Почему? Потому что за три года произошло очень многое…

В 2017 году директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев так объяснил НСН нежелание Меликова идти в Дагестан: «Менять федеральную ключевую должность силовика на региональную дотационную республику, в которой, кроме нищенства и проблем, ничего нет? Нет промышленности и отрасли, на которую можно опереться и развиваться дальше. Республику надо поднимать с нуля. Надо понимать, что у нас долги такие же, как бюджет республики».

В 2016 году Меликов с должности полпреда в СКФО ушёл (по указу президента) на должность первого замдиректора Федеральной службы войск национальной гвардии РФ – главнокомандующего войсками Нацгвардии РФ. Де­факто это руководство огромной силовой структурой с серьёзными полномочиями, которую лично Меликов пытался усилить полномочиями в области разведки, оперативно­разыскной и следственной деятельности. Для этого, конечно, пришлось бы переписать множество федеральных законов, но… поддержка этих идей у Меликова со стороны части руководства страны была.

Поэтому спускаться с такой мощной, имеющей перспективы в будущем, должности вниз, на управление слабым и проблемным регионом не было никакого смысла и желания.

Смысл появился в 2019 году, когда обстоятельства сложились именно так, что ему пришлось покинуть свою должность в Росгвардии: как писали федеральные СМИ, проверки тыловых служб Росгвардии в 2019 году привели к претензиям к его боевому товарищу, генералу Милейко. (Возможно, внимание к тыловикам Росгвардии было связано с расследованиями Алексея Навального закупок этой силовой структуры.) Не сумев его отстоять, а также потеряв существенную часть полномочий, в силу перераспределения в 2019 году полномочий между заместителями Золотова, Меликов покинул должность. Вместе с ним покинули Росгвардию и некоторые другие его товарищи.

Но «в никуда» Меликов не ушёл. Несмотря на то что он подписал рапорт в июне 2019 года, Владимир Путин уволил его только в октябре 2019 года, когда Меликов по итогам прошедших в Ставропольском крае губернаторских выборов вошёл в Совет Федерации как представитель краевой исполнительной власти. А до этого, сразу же в июне прошлого года, он мог возглавить Дагестан. Тогда было распространено официальное сообщение АГП РД, что Владимир Васильев находится на больничном в связи с воспалением лёгких, а в федеральных СМИ прошла информация о том, что сменит его Меликов. Вполне может быть, что эта смена не произошла из­за того, что была опасность негативного информационного фона от назначения Меликова в период «скандала с тылами», а также из­за сложностей поиска новой работы для Васильева. В пустоту бросать генералов Путин не привык…

Теперь же, если сведения о смене Васильева на Меликова подтвердятся, возможна рокировка: Васильев уходит в Совет Федерации, а Меликов возглавляет Дагестан. Быть главой субъекта страны куда лучше, чем быть просто сенатором.

Сергею Меликову уже есть куда уйти. Это место – Дагестан

 

Дума думская…

 

Цитата новостных агентств о том, что «в Кремле рассматривается возможность замены главы Дагестана до думских выборов 2021 года, с тем чтобы кампания в нижнюю палату парламента прошла под руководством нового человека», имеет более глубокий и серьёзный подтекст.

Во­первых, вопрос о том, как пройдут выборы в Госдуму в следующем году, не праздный. Достаточно вспомнить, как проходили выборы в нижнюю палату парламента России в 2016 году, какие были острые моменты, связанные с конкуренцией не партий, а кандидатов­одномандатников, и какие усилия (не официальные, подпольные) приходилось предпринимать команде Абдулатипова, чтобы прошли именно те, кто, по мнению тогдашнего руководства республики, должен был пройти.

Сейчас, с учётом резкого падения рейтинга власти, в том числе «Единой России», вырабатывающихся в обществе механизмов контроля и огласки нарушений, совершаемых во время выборов, есть риски, что заключаемые до выборов различными политическими силами договорённости могут быть сорваны. Помимо этого, понятно, что существующий список кандидатов, который выдвинут в Госдуму от Дагестана, будет изменён.

Напомним, что в Госдуме «дагестанская фракция» депутатов представлена следующими фамилиями:

1) «единороссами», избранными непосредственно от Дагестана: Гаджимет Сафаралиев, Магомед  Гаджиев, Мурад Гаджиев, Заур Аскендеров, Юрий Левицкий, Бувайсар Сайтиев, Абдулмажид Маграмов, Умахан Умаханов, Абдулгамид Эмиргамзаев. Отметим, что последние трое – депутаты, прошедшие в парламент через одномандатные округа, а не по партийным спискам.

2) иными. Тут Валерий Газзаев, прошедший в Госдуму по спискам «Справедливой России», через избирательный округ, включающий в себя ряд республик СКФО, в том числе и Дагестан. Непосредственно в Дагестане Газзаев получил 2,2% голосов. От «справедливых», но неофициально, дагестанские проблемы в Госдуме озвучивает депутат, избранный от Башкирии, Гаджимурад Омаров. В числе «иных» и Ризван Курбанов, избранный в Госдуму по спискам КПРФ от избирательного округа, включавшего в себя Крым и Калининград. Ответственным за Дагестан Курбанов назначен решением партийной фракции.

Политические настоящее и будущее Газзаева, Омарова и Курбанова, можно предполагать, от голосов дагестанских избирателей не зависят. Газзаев будет, как и раньше, использовать имеющийся партийный ресурс в границах СКФО, а Курбанов и Омаров – свои финансово­политические возможности. Маловероятно, что Курбанов будет выдвигаться от Дагестана или иной северокавказской республики, даже с учётом того, что экс­генпрокурор Юрий Чайка находится в числе тех, с кем депутат строит долговременные деловые и товарищеские отношения.

Понятно, что основной упор в ходе выборов в Госдуму дагестанская власть будет делать на список «Единой России», который всеми правдами и неправдами получает высокий результат и просто запихивает в парламент 7–8 представителей Дагестана.

Смеем предположить, что нынешний список будет существенно прорежен. Так, из списка могут вылететь Мурад Гаджиев и Умахан Умаханов. Первый может не попасть в списки кандидатов в силу развернувшегося скандала вокруг его сына, которого поместили под арест в связи с обвинением в групповом избиении. Этот арест своего рода отголосок борьбы за ресурсы, которыми обладает Мурад Гаджиев (он владелец Дербентского коньячного комбината) как в Дербенте, так и в Дербентском районе.

Умахан Умаханов выдвигался в депутаты Госдумы от «Единой России», но по одномандатному округу, однако, можно предполагать, что на этот раз не выдвинется – вряд ли получит добро от партии. Причина: родственные связи и завязки на братьях Магомедовых (группа «Сумма»), находящихся под арестом в Лефортово и обвиняемых в создании ОПГ.

В числе тех, кто в партийный список не попадёт, но не по причине своей токсичности, а в силу своего решения, может быть Гаджимет Сафаралиев. Он достиг 70­летнего возраста, может считаться москвичом, так как каких­то завязок с родиной практически у него нет, влияния на народные массы, способные подвигнуть их «сделать явку», тоже не имеет. Как вариант, он вполне может разменять свой статус на должность мэра Дербента (ему обещали ещё в бытность Абдулатипова) или депутата Народного собрания Дагестана (почётный уход). Хотя, уверены, ему больше понравится должность представителя Дагестана при президенте РФ в Москве. А находящийся на этой должности (постпреда) Джамалдин Гасанов вполне может стать кандидатом в депутаты Госдумы. Влияние и средства для этого у него имеются…

Заменить Мурада Гаджиева в партийном списке может и… спикер Народного собрания РД Хизри Шихсаидов. Несмотря на то что он хорошо рулит как «Харлеем», так и политическим процессами в Дагестане (не говоря уже об общественном мнении), у всего есть предел. И, думается, он, как человек о­о­очень опытный, включит свою фамилию в список кандидатов в депутаты Госдумы. На всякий случай.

Кстати, если к моменту выборов Васильев и Меликов не поменяются своими креслами (предположим, что Васильев уйдёт в Совет Федерации, а Меликов – возглавит Дагестан), то в списках кандидатов в депутаты может быть зафиксирован и Владимир Абдуалиевич…

Можно прогнозировать, что (помимо указанных выше лиц) попытаются уйти в Госдуму как через списки, так и в качестве одномандатников депутат НС РД от КПРФ Марат Асланов, олимпионик Абдулрашид Садулаев (по примеру выдвигавшегося в 2016 году тренера сборной России по вольной борьбе Сажида Сажидова) или боец UFC Хабиб Нурмагомедов. Их участие может дать выборам реальную явку, конкуренцию и результаты…

Экстрима в этом вопросе добавляет и то, что Москва ещё не решила окончательно, когда провести думские выборы: в сентябре 2021 года, в Единый день голосования, или же весной следующего года, то есть через полгода. В любом случае для возможных кандидатов в депутаты избирательная гонка уже началась. И появление нового главы Дагестана, если он будет назначен до весны этого года, только добавит политического градуса…

Во­вторых, смена руководства Дагестана процедурно не сможет пройти в следующем году по итогам сентябрьских выборов. Причина в том, что в 2021 году должны состояться выборы не только в Госдуму, но и в Народное собрание Дагестана. А назначать врио главы в самый разгар выборов в дагестанский парламент, где, как ожидается, будет не только трёхдневное (отработанное недавно) голосование, но и реальная конкуренция, это значит существенно усугубить общественно­политическую обстановку. (Ожидается не только вытеснение из НС РД становящейся токсичной для нынешней власти КПРФ и замена на «Партию Роста», но и возрождение такого проекта как «Народ против коррупции».)

 

P. S. Отметим, что обсуждение в федеральной повестке будущего Дагестана случилось после визита ответственного за внутреннюю политику первого заместителя руководителя АП России Сергея Кириенко в Дербент (см. статью «Званый гость…», «ЧК» №38 от 25.09.2020 г.). Визит Кириенко однозначно трактовался как работа над контурами будущей команды, которая возглавит Дагестан. Встреча Кириенко с мэром Дербента Хизри Абакаровым, а также близость последнего к магнату Сулейману Керимову привели к рождению версии о том, что градоначальник будет в ближайшее время назначен премьер­министром Дагестана, сменив Артёма Здунова. А учитывая хорошие отношения команды Керимова с Сергеем Алимовичем, то… можно предположить, что Москва уже сформировала наброски списка тех, на кого рекомендует опираться боевому генералу.

Уверены, что у кандидатов в главы Дагестана (а в этом списке вряд ли только Меликов) есть чёткое понимание того, что быть главой этой республики, причём в такое непростое время, – это не синекура. Есть множество проблем, способных «съесть» любого губернатора (даже генерала!). Соответственно, важен подход к той команде, которую будет формировать новый руководитель республики. ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.